Я был первым незрячим, который стал работать в Сбербанке

«IT — одна из областей, которая наиболее доступна людям с ограничениями по зрению»
Вы успешно подписаны на новые материалы.
Настроить параметры подписки.
Неправильный e-mail. Указать другой.
Такой E-mail уже зарегистрирован. Авторизуйтесь, если это ваш адрес или укажите другой.
Ой! Что-то пошло не так. Попробовать ещё раз.
  • Следите за нами
    в социальных сетях:
  • 30 июля
Павел Попко делает мобильные приложения доступными для людей с инвалидностью. Он тестировщик в команде «Особенный банк» Сбербанка и сам незрячий, поэтому эта работа для него больше, чем просто работа.

Редактор блога Работы.ру Саша Шестаков поговорил с Павлом о его карьере, работе и о том, насколько вообще тяжело незрячему человеку работать в крупной корпорации.
Павел Попко
Аналитик, эксперт по цифровой доступности в Сбербанке.
Здравствуйте, Павел. Кем вы хотели быть в детстве?
Первое, что я помню, — у меня была мысль стать массажистом. Это было в самом юном возрасте, у нас были друзья-массажисты и мне очень нравилась эта профессия. Но потом наш друг сказал, что у меня длинные тонкие пальцы и для массажа они не очень хорошо подходят. Было немножко грустно это слышать, но я легко это пережил.

Потом мне хотелось работать в банке. Я совершенно не представлял почему и как я могу туда попасть, чем я мог бы там заниматься, но было такое желание.

Еще я с детства увлекался всякого рода техникой: от радиотехники, которую я любил разбирать, до компьютеров. У меня в детстве довольно рано появился компьютер, и я им сразу увлекся, и дальше по жизни я так и развивался в компьютерной сфере.
А как вы попали в Сбербанк? Чем вы там занимаетесь?
В Сбербанк я попал летом 2018 года. Тогда команда «Особенный банк» пришла к пониманию, что им нужен незрячий сотрудник на постоянной основе. Приложение «Сбербанк Онлайн» адаптировали для незрячих пользователей, и стало понятно, что это не разовая работа и что доступность приложения нужно постоянно поддерживать.
Перед Сбербанком в 2018 году я работал в доме слепоглухих людей в Пучково. Это что-то вроде учебного центра, куда приезжают слепоглухие люди, которые не видят и не слышат полностью либо частично.
Сбербанк открыл вакансию, стал искать людей. Я узнал об этом и направил резюме. Мне прислали тестовое задание и потом одним из первых пригласили на собеседование. Мы пообщались — это было очень интересно, и буквально через недели две-три мне сказали, что моя кандидатура подходит и меня хотели бы взять на работу.
А до Сбербанка вы где работали?
Я начну издалека. Почти 10 лет я проработал системным администратором. Хотя у меня всю жизнь было совсем плохое зрение, по сути я всё время жил практически как зрячий человек. Я учился как зрячий, потом пошел работать системным администратором. Сначала приходящим на аутсорсе, потом на постоянной основе в нескольких организациях.

В 2015 году у меня совсем пропало зрение, и я понял, что продолжать ту же деятельность уже не получится. Многие друзья уговаривали меня стать массажистом. Я помнил, что думал об этом в детстве, и, в принципе, был совсем не против массажа. Но мне хотелось использовать свой опыт работы с техникой и компьютерное образование.

Я увлекся тестированием: смотрел, какие мобильные приложения доступны, какие недоступны, как можно их улучшить и так далее.

Потом появились проекты по тестированию приложений. Один из крупных моих проектов еще до Сбербанка был с Департаментом информационных технологий города Москвы: я был их тестировщиком и консультантом по доступности.

Непосредственно перед Сбербанком в 2018 году я работал в доме слепоглухих людей в Пучково. Это что-то вроде учебного центра, куда приезжают слепоглухие люди, которые не видят и не слышат полностью либо частично. Там я преподавал компьютерную грамотность. Очень интересный опыт, который помог мне структурировать знания и дал понимание, как учить людей и какие у них есть потребности.

А летом 2018 года я пришел в Сбербанк. Получается, что работаю я почти что по профессии.
У вас техническое образование?
Да, образование у меня техническое. По диплому я математик-программист, но в большей степени это обслуживание информационных систем. Это техническое направление: разработка, тестирование, языки программирования, компьютеры, техника и так далее.
Насколько сложно незрячему человеку найти работу и попасть именно в IT?
Однозначно сказать сложно. Тут скорее зависит от того, насколько человек — специалист в своей сфере и как сильно он хочет работать.

IT — одна из областей, которая, пожалуй, наиболее доступна людям с ограничениями по зрению, в частности полностью незрячим. Сейчас технологии достаточно развиты: можно работать с компьютером, любыми сенсорными устройствами, есть программы озвучивания экрана — так называемые скринридеры, которые позволяют незрячим людям полноценно работать на компьютере и мобильном телефоне.

Но приложение тоже должно быть доступным. И это именно то, чем я занимаюсь в Сбербанке.

Наш основной продукт — «Сбербанк Онлайн». Думаю, все его знают. Моя задача — сделать так, чтобы приложение и сайт оставались доступными для незрячих людей с выходом каждой новой версии.

Проблема в том, что скринридер работает только с текстом. И если в приложении или на сайте много картинок, то он просто скажет, что это картинка. А что на ней нарисовано, будет непонятно. Нужно делать текстовое описание, чтобы незрячий человек понимал, что там нарисовано и как это использовать.

У меня есть несколько полностью незрячих друзей, которые тоже работают в информационных технологиях. Один из них — главный идеолог разработки в лаборатории специальных средств измерения в Санкт-Петербурге. Он программист, и они разрабатывают сложную измерительную аппаратуру.

Другой мой знакомый — Android-разработчик. Без зрения: он пишет не фронтальную часть (то, с чем работает непосредственно пользователь), а бэкенд. Это то, что находится «под капотом» приложения — пользователь этого не видит, но эта функциональность заставляет приложение работать.

Сложно ли было вам в Сбербанке привыкать и учиться?
Вначале было очень сложно. Это огромная организация, а я был первым незрячим человеком, который стал работать в Сбербанке.

Бóльшая часть коллектива тоже впервые увидели незрячего человека, который стал их коллегой, с которым тоже нужно, да и хочется коммуницировать. Нужно было находить общий язык.
В 2018 году я сразу вышел в офис. Меня спросили: «Как вы считаете, это хорошо? Нужно ли незрячему человеку ходить в офис? Или лучше работать удаленно?»
Плюс сама работа: ее много, она интересная. Нужно было очень много всего изучать, быстро вникать, понимать процесс разработки в Сбербанке, встраиваться в процесс, тестировать, передавать дефекты и обсуждать их. Безусловно, это было сложно.
Главный рабочий инструмент — это наушники. Фотография: из личного архива Павла.
Вы прямо в офисе Сбербанка работали?
Да. В 2018 году я сразу вышел в офис. Меня спросили: «Как вы считаете, это хорошо? Нужно ли незрячему человеку ходить в офис? Или лучше работать удаленно?»

Я считаю, что на тот момент было очень важно работать именно в офисе, лично общаться с разработчиками, владельцами продуктов, лидерами команд.
Во время пандемии мы все были на удаленной работе, и опыт показал, что с налаженными связями в команде эффективность совершенно не снижается. Поэтому можно работать в офисе, а можно и удаленно. Я для себя определился, что мне было бы комфортно работать частично в офисе и частично дома.

Сейчас мы возвращаемся с удаленной работы в офис. Сегодня был первый рабочий день.

У меня пока другое рабочее место — часть столов нельзя использовать из-за социальной дистанции. Но в этом тоже совершенно нет проблемы. Коллеги меня встретили, показали новое место. Я запомнил, как к нему пройти, сориентировался в офисе.
А когда вы общаетесь с коллегами, у вас обычные взаимоотношения? Относятся ли они к вам как к равному?
Что мне очень нравится в Сбербанке — тут очень высокая концентрация адекватных людей.

С незрячим человеком общаться, наверное, чуть-чуть сложнее, особенно если раньше не было такого опыта. Но, слава богу, все мы люди адекватные и довольно быстро с этим справились. С моей командой «Особенного банка», куда я пришел, практически не было проблем. Если мне нужна какая-то помощь, я могу обратиться к любому из коллег, они обязательно помогут.

Поначалу, когда я только-только устраивался, я еще не знал дорогу до офиса и просил коллег мне помочь: мы встречались возле метро, вместе доходили до работы. Потом потихонечку сам изучил дорогу, разобрался в офисе, как подняться на лифте, какой этаж нужен, куда свернуть.

Один из офисов Сбербанка. Фотография: VLADJ55/Shutterstock
У нас здания большие, это, как правило, опенспейсы, и там не всегда простая навигация. Иногда найти свое место непросто. Коллеги помогали, описывали, что находится вокруг, я себе это представлял, находил ориентиры и дальше уже сам ходил до работы и с работы.

Новые люди, у которых нет опыта общения с незрячим человеком, могут несколько напрягаться. Некоторые спрашивают: «А есть ли свод правил общения с незрячим человеком?»

Жестких правил, конечно же, нет. Самое главное — это хотеть общаться. Если мне что-то непонятно или меня что-то не устраивает, то я спрашиваю: «Ребята, я что-то не понимаю. Подскажите, что написано».

Многие боятся и думают, что нужно как-то по-особенному общаться с незрячим человеком, чтобы его не обидеть. А ведь обидеть одинаково можно и зрячего человека, и незрячего. Разницы большой нет.

Поэтому, если вы хотите помочь, но не знаете как, — просто спросите, как помочь.

А какие у вас карьерные планы? Куда бы вы хотели двигаться дальше? Думали об этом?
Я думал об этом, но дело в том, что меня устраивает моя работа, мне интересно то, чем я сейчас занимаюсь.

Моя задача — сделать так, чтобы любая функциональность в рамках моего продукта была удобна и доступна для незрячих людей. Это довольно амбициозная, очень глобальная задача.
Доступность — такой аспект, которым, к сожалению, в нашей стране владеют пока очень немногие.
Нужно обладать техническими навыками, чтобы быть тестировщиком. А еще нужны коммуникационные навыки, чтобы общаться с командой, разработчиками, владельцами продуктов, дизайнерами: чтобы заинтересовать их, замотивировать сделать функциональность доступной. Плюс управленческие, административные навыки, чтобы разрабатывать документы, делать методические пособия и внедрять процессы обучения новых приходящих разработчиков. И так далее.

Поэтому я для себя вижу довольно много таких путей, областей развития, даже в рамках той функции, которую выполняю сейчас.

Насколько вообще важно заниматься доступностью? Как у нас в стране с этим обстоят дела?
Доступность — такой аспект, которым, к сожалению, в нашей стране владеют пока очень немногие.

Для абсолютного большинства разработчиков эта тема новая. И чем интереснее им самим ей заниматься, тем эффективнее их работа и тем лучше продукт.
Причем лучше он не только для людей с инвалидностью, но и часто для широкого круга клиентов. Ведь особенные потребности есть не только у людей с инвалидностью.

Самый простой пример — пандус, который есть сейчас во многих банковских отделениях или магазинах. Кажется, что он нужен людям с инвалидностью. Но ведь им пользуются и пожилые люди, и совершенно здоровые люди, например молодые мамы с колясками. Получается, что этот пандус нужен очень многим.
Доступная среда должна быть удобна для всех людей независимо от их потребностей. И если придерживаться правил универсального дизайна, то можно делать приложения одинаково удобными и доступными для всех. Это очень важно, ценно, интересно.
Можете сравнить с ситуацией за рубежом?
Если мы возьмем Европу или США, то там с доступностью всё намного лучше. Они начали заниматься ей сильно раньше.

Там много пандусов, лифтов, люди на колясках совершенно свободно перемещаются по городу. И рядовые граждане не считают, что инвалидов надо жалеть.

В той же Америке очень сильная законодательная база. Там ни один государственный информационный ресурс не может быть недоступным, иначе — огромные штрафы, судебные иски и так далее. У нас, к сожалению, такого еще нет.

Сейчас вопросы доступности становятся всё более актуальными, и я надеюсь, что в будущем доступных приложений и доступной среды будет становиться всё больше. В том числе и благодаря моей работе.
Текст: Александр Шестаков
Корректор/литредактор: Варвара Свешникова
Фотография обложки: Halfpoint / Shutterstock
Следите за новыми публикациями так, как вам удобно: подпишитесь на наш канал на «Яндекс.Дзене».
Понравилась статья? Поделитесь ей с друзьями в социальных сетях
Водитель такси
45 000 – 80 000 руб.
Менеджер по продажам
Контур IT-компания
40 000 руб.
Охранник
ООО БОСТ Сеть магазинов
20 000 руб.
Продавец-консультант
ИП Асеева ЕМ Розничная сеть
19 000 руб.
Врач-стоматолог детский
ГАУЗ НСО СП № 8
50 000 руб.
Врач-эндоскопист
ООО Врачебная практика
45 000 руб.
Инженер
ГКУ НСО СТК и МТБ
40 000 руб.
Врач-психотерапевт
ГБУЗ НСО НОКНД
49 000 руб.