Последствия карантина: я была директором по персоналу, а сейчас продаю пиво

«Дело не в смелости, а в отсутствии выбора»
Вы успешно подписаны на новые материалы.
Настроить параметры подписки.
Неправильный e-mail. Указать другой.
Такой E-mail уже зарегистрирован. Авторизуйтесь, если это ваш адрес или укажите другой.
Ой! Что-то пошло не так. Попробовать ещё раз.
  • Следите за нами
    в социальных сетях:
  • 25 июля
В детстве я мечтала быть продавщицей. На даче нарвешь листьев с деревьев — и это твои деньги. Соберешь камень, корягу, ветку, полкирпича, всё это выложишь — и это прилавок. Больше всего мне нравилось говорить, что коряга — это пять листьев.
Мне кажется, то, что происходит со мной сейчас, — моя детская мечта, я же продавец. (Смеется.)
Мария Ефимова
Восемь лет проработала в сфере подбора персонала. Из-за «коронакризиса» ей пришлось сменить работу и стать барменом
«Мне очень нравилась моя работа»
До карантина я работала в «Алгоритмике» директором по рекрутменту, куда пришла первым эйчаром. «Алгоритмика» — международная школа для детей по программированию. Это стартап, и там год идет за три — это значит, что ты должен прийти и сильно-сильно вложиться, из-за чего, в общем-то, выгораешь. И я тоже выгорела.

Тут мне поступило предложение о работе от «Нетологии-групп» — самого большого конкурента «Алгоритмики». В марте я к ним вышла, а где-то месяца через два произошла странная ситуация. В июне без объяснения причин со мной разорвали трудовые отношения и я вышла на рынок труда. Я думаю, что эта ситуация так или иначе связана с карантином. Потому что я пришла, неделю отходила в офис — и всё: мы ушли домой [на удаленку]. Я не знаю ни команды, ни людей, ни процессов, ни структуры. Меня никто не адаптировал, даже никто не спрашивал: «Как твои дела?» Я поняла, что с процессами бардак и здесь я долго не проработаю. Несмотря на то что у «Нетологии» достаточно большое количество удаленных сотрудников, тем не менее процессы для ввода в профессию, в рабочую структуру не выстроены.

В профессии эйчара я восемь лет, окончила Санкт-Петербургский государственный университет по специальности «социология». С 24 лет я занимаюсь рекрутментом, подбором. Когда я окончила университет, то решила заниматься подбором персонала. Меня никто на работу не брал, и я писала: «Возьмите меня, пожалуйста, я очень хочу быть эйчаром. Я ничего не умею, готова учиться и работать за еду». В итоге меня взяли в кадровое агентство, которое находилось в подвале, и вдруг всё начало получаться. К 25 годам я уже была руководителем отдела в банке.

Мне очень нравилась моя работа. У меня такая глубокая ассоциация себя с тем, что я делаю, с работой.
Отдел рекрутмента в «Алгоритмике», декабрь 2019 года
Максимальное количество людей, которыми я управляла, — это четыре. А в среднем зарабатывала 120 тысяч в месяц.
«А тем временем деньги заканчиваются»
Если коротко рассказать о том, как я искала работу, то получится: «Ой, жопа».
Я залезла на HeadHunter и не увидела там ничего: какие-то ноунейм-компании, которые непонятно чем занимаются. Еще там была вакансия мечты — массовый подбор, то, что мне очень сильно нравится. Я откликнулась на нее и еще на какие-то вакансии, из серии компромиссных или «надо посмотреть».
Но ничего человеческого не предлагали, а если предлагали, то всё за очень небольшие деньги, тысяч за 50. А у меня рекрутер в «Алгоритмике» зарабатывал 60. Я тогда еще думала: «Господи, как мало зарабатывают, стыдно». Оказывается, нет, вообще нормальная зарплата в текущих реалиях.
Я написала пост в «Фейсбуке» о том, что я умею и какую работу ищу. Требования — простой, понятный и полезный продукт для людей, понятный процесс или стремление к его организации. И случился ажиотаж: люди решили мне помочь, видимо, потому, что я миленькая. (Смеется.) Многие сделали репосты, репосты репостов, посыпались лайки. И всё. Меня репостил директор по продажам «Яндекса», руководитель проектов в «Яндексе», всякие крупные корпорации — все такие хорошие, все меня репостят, и нет, ничего.
Вообще глухо. А тем временем деньги заканчиваются. Я поняла, что в «Фейсбуке» ничего не выгорает, несмотря на хороший, позитивный отклик и бурную реакцию.
Я села и посчитала: только обязательных платежей в месяц у меня выходило 35 тысяч.
Это я не беру в расчет маникюр, педикюр, бытовую химию, еду. 
Я думаю так: «Хорошо, я готова выйти на 60 тысяч. Я согласна. С этим я, наверное, как-то проживу». Начала искать вакансии от 60. И всё равно нет, вообще.

Я поняла, что у меня 300 откликов на HeadHunter и из них пять каких-то более-менее адекватных, даже после снижения зарплатных ожиданий. Эти адекватные варианты объединяло одно — полное отсутствие честности в трудовых отношениях.
«И вот у меня остается пять тысяч рублей»
1 июля у меня в кошельке оставалось 40 тысяч, а обязательных платежей на 35. И всё, больше денег нет. Мой совет всем: надо делать финансовую подушку, надо всегда готовиться. 

И вот у меня остается пять тысяч рублей. Я что? Я гуглю: «Бармен, в своем районе».

У меня был небольшой опыт работы барменом, когда я работала руководителем отдела персонала в «О’кее», это федеральная розничная сеть. Я была в Тюмени в командировке. Там был такой момент, что я уже всё сделала, у меня процессы работали сами и я вообще ничего не делала. Мне было жутко скучно. Рядом с работой был бар, мы туда ходили. Однажды хозяин заведения сказал, что у него барменша заболела, и спросил, не хочу ли я встать за стойку. Неделю я им помогала, то есть с девяти утра до шести вечера я была руководителем отдела персонала в «О’кее», а потом переодевалась, приходила в бар и была там до последнего гостя. Я вообще не спала, но мне жутко нравилось. Мне нравилось, что можно включать музыку, мне нравилось, что можно как-то ненапряжно говорить с людьми.

Команда гипермаркета «О’кей», сентябрь 2017 года
Эту неделю я просто помогала, и, наверное, у меня была какая-то идеализация профессии, мне казалось, что это классно: ты стоишь под бодрую музыку и наливаешь приятным людям алкоголь.
Я нашла вакансию бармена часов в пять вечера, а объявление разместили за 20 минут до этого, в 16:40. Я позвала с собой молодого человека, было страшно, конечно. Мы приходим, я говорю: «Здравствуйте, вы ищете бармена?» — «Да». С момента публикации вакансии прошло полтора часа. Я такая: «Вот я пришла». — «Мы не ожидали так быстро». Я им дальше рассказываю про то, как мне нужна работа и какой я суперответственный сотрудник. Это правда. Они говорят: «Что ты знаешь про пиво?» Я вижу табло за стойкой, сначала идет флаг страны или пивоварня, дальше название пива, дальше его характеристики и цена. Вижу немецкий флаг и название и говорю: «Это такое-то немецкое пиво». Они: «Да, да, действительно, это немецкое пиво». Я говорю: «А там еще белорусское, написано “портер”, значит, это белорусский портер». Они сказали: «Завтра выходи». Я еще недельку стажировалась.
Прикольно, ты в 32 года получаешь новую профессию.
Сейчас мне пишут в «Фейсбуке»: «Маша, ты такая смелая, ты такая...» Блин, ребят, у меня нет просто никакого выбора вообще. Тут дело не в смелости, а в отсутствии выбора.
«У меня нет никаких сложностей с тем, что я сейчас наливаю пиво»
У нас 104 сорта, вида пива. Оно от разных пивоварен, все пивоварни в разных городах, оно всё сварено по-разному, какие-то там сорта хмеля отличаются, я на вкус вообще не понимаю. Я много гуглила и написала целую тетрадь конспектов, чтобы лучше разобраться во всём.

Привыкнуть было сложно только к «Дэвушка, я так долго жду, сколько мне еще ждать? Можно ли побыстрее, дэвушка?». У меня нет никаких сложностей с тем, что я сейчас наливаю пиво, потому что мне кажется, что я делаю жизнь других людей приятнее. Мне кажется, что я делаю, возможно, полезное где-то дело. Приучаю людей к хорошему пиву.
Я никогда не страшилась никакой работы.

Было очень сложно привыкнуть к разнице между умственной работой и работой рукой. Потому что, по сути, я работаю руками. Мне надо стакан помыть, открыть кран, воздух спустить, пиво налить, кран закрыть, воздух спустить, убрать пену, спустить ее и так далее.
«Каждый раз прямо пот по спине»
Как могу я ошибиться непоправимо как рекрутер? Только если я вдруг отправляю кандидату то, что писала о нем своим коллегам, но у меня такого ни разу не было. В рекрутинге ты вовремя можешь подкорректировать происходящие изменения. 

А тут пошел, задел поднос со стаканами. А там мытые стаканы. Ты его задел, и он так опасно зашатался. Сейчас как разобьется... А он, слава богу, нет. А у меня в это время просто спина в таком холодном поту, ужас просто.

Или когда ты набираешь пиво в бутылку, тебе нужно наполнить ее воздухом, чтобы пиво наливалось в вакууме, иначе оно будет жутко пениться, у тебя вся бутылка в пене будет и потом ее еще выковыривай. Это я сейчас понимаю, что пиво должно наливаться в вакууме. Тогда не понимала... И опять я вся в холодном поту.

Или тебе говорят: «Мне надо пять литров». Ты вбил в программу пять литров, пошел ему пять литров наливать, он говорит: «А давайте шесть, раз сегодня понедельник». Ты ему шестой наливаешь, вставляешь его карту, оплачиваешь... и думаешь: «Я пять или шесть литров провела?»

Ошибки такие явные, очевидные, моментальные, и у меня каждый раз прямо пот по спине.

«Я честно делаю свою работу для вас. Проявите уважение»
В новой работе мне нравится благодарность людей. Люди чаще приходят выпить, когда у них хорошее настроение. «Возьмем у вас восемь литров самого дешевого пива и пойдем». Да, мне нравятся люди и нравится узнавать новое. 
Бар «Крафтбол»
Не нравится же пренебрежительное отношение к обслуживающему персоналу, меня это дико раздражает. Я честно делаю свою работу для вас. Проявите уважение. 
Есть такие клиенты, которые говорят: «Эй ты, наливай давай поскорее» — или пальцем в пустой бокал тыкают. Но мне кажется, это особая категория людей, это те же люди, которые к таксистам и продавцам обращаются на «ты». Это не нравится. Но я еще как-то отшучиваюсь, стараюсь с юмором это воспринимать.

Еще, конечно, очень маленькая зарплата меня расстраивает и люди, которые не оставляют на чай.
Моя смена стоит 1800 рублей. Смен у меня в месяц — 15–16. Итого я заработаю 27 тысяч, что-то в этом духе.
В ресторане официант подошел: «Здравствуйте, будьте любезны, чего вам надо? Я вам сейчас всё принесу», и он ходит и носит бесконечно, и ему на чай оставляют. В моем случае клиент подходит к кассе, я ему что-то наливаю — и он со стаканом идет. Да, я могу ему принести что-то из кухни. Если у меня мало людей, я могу отнести ему это пиво. Но если много, я не понесу. Так как клиенты расплачиваются за стойкой и сами идут платить, то у них не возникает мысли оставить чаевые. А это, блин, важно для меня и для любого бармена.

Мне нравится работать в баре, это меня вдохновляет, но этих денег, конечно, не хватает. У меня есть еще фриланс. После того как я вышла на рынок, мы остались в хороших отношениях с «Алгоритмикой». Они предложили мне закрывать для них вакансии на фрилансе. Сейчас в работе вакансии еще на 30–40 тысяч рублей. Этот месяц пока живем.

«Жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на орущего на тебя начальника»

Сначала я рассуждала так: «Блин, я директор по персоналу и теперь пиво наливаю». И сама себя одернула: в этом нет ничего стыдного. Я не делаю ничего такого, что бы было противозаконным, нет причины меня шеймить [стыдить]. Я, как любой человек, верчусь как умею, зарабатываю себе на жизнь, делаю это честно. Мой пост в «Фейсбуке» — это акт того, что в трудолюбии и в желании работать (и вообще в работе, в труде) нет ничего стыдного. Мне кажется, что этот опыт говорит больше о моих положительных человеческих качествах.
Мария Ефимова
Почему я вообще не беру себе какой-то временный вариант с зарплатой в тысяч 50? На изоляции ко мне пришло понимание, что жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на орущего на тебя начальника, чтобы с тобой разговаривали плохо, чтобы с тобой разговаривали грязно, чтобы с тобой поступали нечестно. Такого не должно быть, жизнь слишком коротка. И я не соглашаюсь сейчас на меньшее.

А я хочу выйти на нормальную работу, в которой буду работать много лет. Я сейчас не готова на какие-то промежуточные варианты — переждать, перетерпеть.

Мне бы хотелось, чтобы это период продлился не больше полугода. Но это же не мое желание. Если пройдет полгода, а работы не будет… То в таком случае мне бы хотелось, может быть, чуть-чуть похайпить свой бар, рассказать про него людям, потому что у нас правда очень хороший бар и супердешевый. Мне бы хотелось, чтобы вырос товарооборот, а за счет него и моя зарплата. Или мне бы хотелось, чтобы люди оставляли мне какие-то чаевые.

А вообще, потерять работу и не мочь ее найти — это не конец. Это не трагедия всей твоей жизни. Нужно не сдаваться и быть честным. Наверное, так.

Текст: Наталия Алекса
Корректор/литредактор: Варвара Свешникова
Фотографии предоставлены героиней публикации
Фото на обложке: Master1305/Shutterstock
Следите за новыми публикациями так, как вам удобно: подпишитесь на наш канал на «Яндекс.Дзене».
Понравилась статья? Поделитесь ей с друзьями в социальных сетях
Менеджер по продажам
Контур IT-компания
40 000 руб.
Водитель такси
45 000 – 80 000 руб.
Продавец-консультант
ИП Асеева ЕМ Розничная сеть
19 000 руб.
Охранник
ООО БОСТ Сеть магазинов
20 000 руб.
Врач-онколог
ГБУЗ НСО ГКП № 22
80 000 руб.
Врач-акушер-гинеколог
ГБУЗ НСО ГКП № 2
50 000 руб.
Технический писатель
ООО Унискан-Ризерч
40 000 руб.
Мастер участка
АО РЭС филиал НГЭС
45 300 руб.